Закрыть ... [X]

Стих маяковского а брал то я ее хорошей


Стихи о любви - Коллекции стихов

Стихи про волныВолны катятся одна за другою
С плеском и шумом глухим;
Люди проходят ничтожной толпою
Также один за другим.
Волнам их воля и холод дороже
Знойных полудня лучей;
Люди хотят иметь души... и что же? -
Души в них волн холодней!

Лермонтов Михаил

Волны шуршат
И за пятки хватают
Ракушки прямо
Под ноги бросают
Волны мурлыкают
Прямо как кошка
Я подразню их
Как кошку, немножко
Они приближаются -
Я убегаю;
Уходят, ворча -
Я вслед припускаю.
Волны - обратно
И снова шуршать,
Только меня им
Никак не догнать!

Миллиз Я.

Ты волна моя морская,
Своенравная волна,
Как, покоясь иль играя,
Чудной жизни ты полна!

Ты на солнце ли смеешься,
Отражая неба свод,
Иль мятешься ты и бьешься
В одичалой бездне вод, –

Сладок мне твой тихий шепот,
Полный ласки и любви;
Внятен мне и буйный ропот,
Стоны вещие твои.

Будь же ты в стихии бурной
То угрюма, то светла,
Но в ночи твоей лазурной
Сбереги, что ты взяла.

Не кольцо, как дар заветный,
В зыбь твою я опустил,
И не камень самоцветный
Я в тебе похоронил.

Нет – в минуту роковую,
Тайной прелестью влеком,
Душу, душу я живую
Схоронил на дне твоем.

Федор Тютчев

Волна бежала за Волной,
Звенела, пенилась - Постой!
Куда, куда бежишь Волна?
- Хочу достать быстрей до дна!
На берег накатилась
И шумно удивилась:
- Щекочется песок, смешно,
Мне нравится такое дно.

Игорь Д.

Кто, волны, вас остановил,
Кто оковал ваш бег могучий,
Кто в пруд безмолвный и дремучий
Поток мятежный обратил?
Чей жезл волшебный поразил
Во мне надежду, скорбь и радость
И душу бурную и младость
Дремотой лени усыпил?
Взыграйте, ветры, взройте воды,
Разрушьте гибельный оплот.
Где ты, гроза — символ свободы?
Промчись поверх невольных вод.

Александр Пушкин

Налетает сильный шквал,
Поднимает водный вал,
И, бывает, что вредна
Набежавшая волна.

Талызин Владимир

Говорит Волна Волне:
- Скучно жить на глубине.
То ли дело быстро бегать
Здесь, у моря на спине.
Отвечает ей Волна:
- Оглянуться ты должна.
Там, за мной, до горизонта,
Наша армия видна!
Поиграем? Мы с тобой
Стукнем в берег головой,
А за нами, следом, сёстры
И получится прибой.

На другой день.

Так рычит Волна Волне:
- Дует ветер в спину мне!
Кажется, до чёрной тучи.
Я достать могу вполне!
Ей в ответ кричит Волна:
- Ты огромна, как стена!
Мы сегодня все такие,
А не только ты одна,
Все такие же, как ты
Трёхметровой высоты!
Мы сегодня стали штормом
Небывалой красоты.

Через два дня

Шепчет так Волна Волне:
- Я качаюсь как во сне.
Я как будто засыпаю
В неизвестной стороне.
Ей в ответ шуршит Волна:
- Ты бояться не должна.
Звёзды ласково мерцают
И морская спит страна.
Стихло всё на сотни миль...
Не волнуйся. Это ш-ш-штиль...

Delmi

Бежит из глубины волна,
И, круто выгнув спину,
О берег плещется она,
Мешая ил и тину...

Она и бьётся, и ревёт,
И в грохоте и вое
То вдруг раскинет, то сорвёт
Роскошье кружевное...

И каждый камушек в ладонь
Подбросит и оближет
И, словно высекши огонь,
Сияньем сквозь пронижет!..

Так часто тусклые слова
Нежданный свет источат,
Когда стоустая молва
Над ними заклокочет!..

Но не найти потом строки
С безжизненною речью,
Как от замолкнувшей реки
Заросшего поречья!..

Нет прихотливее волны,
И нет молвы капризней:
Недаром глуби их полны
И кораблей, и жизней!..

И только плоть сердечных дум
Не остывает кровью,
Хоть мимо них несётся шум
И славы, и злословья!..

Клычков Сергей

На морях и в океане,
Даже может быть в стакане -
Все колышится она -
Беспокойная волна.

Талызин Владимир

Бежит волна-волной, волне хребет ломая,
Кидаясь на луну в невольничьей тоске,
И янычарская пучина молодая,
Неусыплённая столица волновая,
Кривеет, мечется и роет ров в песке.

А через воздух сумрачно-хлопчатый
Неначатой стены мерещатся зубцы,
А с пенных лестниц падают солдаты
Султанов мнительных - разбрызганы, разъяты -
И яд разносят хладные скопцы.

Осип Мандельштам

Волны, как морские свинки
О причалы чешут спинки.
Дарят мне свои кудряшки
Волны - белые барашки.
И рычат морские львы -
Волны выше головы.

Симбирская Ю.

Дума за думой, волна за волной –
Два проявленья стихии одной:
В сердце ли тесном, в безбрежном ли море,
Здесь – в заключении, там – на просторе –
Тот же всё вечный прибой и отбой,
Тот же всё призрак тревожно-пустой.

Фёдор Тютчев

В море волны, как русалки
Все играют в догонялки.
Шумно брызгают хвостами,
Серебрятся волосами,
Каждая вступает в гонку,
Чтобы обогнать сестренку
И на береге мгновенно
Стать пушистой белой пеной.

Птица С.

О если б жить, как вы живете, волны,
Свободные, бесстрастие храня,
И холодом, и вечным блеском полны!..
Не правда ль, вы - счастливее меня!

Не знаете, что счастье - ненадолго...
На вольную, холодную красу
Гляжу с тоской: всю жизнь любви и долга
Святую цепь покорно я несу.

Зачем ваш смех так радостен и молод?
Зачем я цепь тяжелую несу?
О, дайте мне невозмутимый холод
И вольный смех, и вечную красу!..

Смирение!.. Как трудно жить под игом,
Уйти бы к вам и с вами отдохнуть,
И лишь одним, одним упиться мигом,
Потом навек безропотно уснуть!..

Ни женщине, ни Богу, ни отчизне,
О, никому отчета не давать
И только жить для радости, для жизни
И в пене брызг на солнце умирать!..

Но нет во мне глубокого бесстрастья:
И родину, и Бога я люблю,
Люблю мою любовь, во имя счастья
Все горькое покорно я терплю.

Мне страшен долг, любовь моя тревожна.
Чтоб вольно жить - увы! я слишком слаб...
О, неужель свобода невозможна,
И человек до самой смерти - раб?

Мережковский Дмитрий

Ходят волны в океане
Ровным строем к ряду ряд
Словно рота очень мокрых,
С головы до пяток мокрых,
В сапогах и касках мокрых,
Рота вымокших солдат.
У военных волн ученье,
Боевое настроенье,
Боевое построенье
И весьма отважный вид.
И от этого ученья,
Боевого построенья
И шеренг перестроенья
Океан седой штормит.
А потом все разойдутся,
По команде разбегутся,
По команде разлетятся
Вдаль и вширь на сотни миль.
В наступившее затишье
Никого не будет слышно,
Ничего не будет слышно,
В океане полный штиль!

Шемякина Н.

Нежно-бесстрастная,
Нежно-холодная,
Вечно подвластная,
Вечно свободная.

К берегу льнущая,
Томно-ревнивая,
В море бегущая,
Вольнолюбивая.

В бездне рождённая,
Смертью грозящая,
В небо влюблённая,
Тайной манящая.

Лживая, ясная,
Звучно-печальная,
Чуждо-прекрасная,
Близкая, дальная...

Минский Николай

Бежит волна, кусается,
Кусает пароход,
А тот ей улыбается,
Стальной подставив борт.
Шипит волна гневливая,
Стекает в океан:
"Какая ты красивая!" -
Кричит ей капитан. -
"Барашки твои белые,
Несметные стада,
Несутся очумелые
Неведомо куда.
Лихой попутчик ветер,
Накачанный силач,
Сильнее всех на свете,
Расхвалится, хоть плачь".
Волна от лести плавится,
Стихает по чуть – чуть
И больше не кусается -
"Плывите как-нибудь".

Клякса А.

Вы бьетесь о берег с печалью, тоскою,
Вы в шуме прибоя на камни неслись.
О, волны, вы в море всегда на просторе,
А берег увидели, кончилась жизнь.
В бескрайних просторах стремитесь вы выше,
Вам кажется даже небесная высь,
Прекрасной мечтою летите по морю,
Вас бросит на камни, здесь кончится жизнь!

Партала Ольга

Я вдоль берега бегу,
Обогнать волну могу.
Пусть на ноги набегает,
Всё равно ведь не поймает!
С шумом катит на песок,
Туфельки лизнёт носок
И уйдёт назад мгновенно,
На песке оставит пену.
Где бежал, там был мой след,
Оглянулся – следа нет!
Вслед за мной волна пришла,
След мой в море унесла!
Завтра я с волной опять
Буду в салочки играть!

Ключникова Г.

Сделал так, как хотел,
хорошо или худо, не знаю.
Не беги от волны, милый мальчик.
Побежишь - разобьёт, опрокинет.
Но к волне обернись, наклонися
и прими её твёрдой душою.
Знаю, мальчик, что биться
час мой теперь наступает.
Моё оружие крепко.
Встань, мой мальчик, за мною.
О враге ползущем скажи...
Что впереди, то не страшно.
Как бы они ни пытались,
будь тверд, тебя они
не убьют.

Николай Рерих

Расскажу я по секрету,
(Только вас прошу – молчок!) –
Убеждаюсь каждым летом:
Есть у моря язычок!
Подойдите ближе, ближе
И по берегу бегом!
Вас догонят и оближут
Волны нежным языком.
Без остатка слижут зАмки,
Прихватив ещё с собой
Мяч, ведёрко и вьетнамки,
Круг любимый надувной.
Я на море не обижен,
Шуткам этим даже рад -
Пусть волна, что хочет, лижет –
Папа всё вернёт назад!

Родивилина Н.

С шумом пенные барашки
Мчатся к берегу за мной.
Я играю в "догоняшки"
С развеселою волной!
Я на берег выбегаю -
А волна в обратный путь,
За собою увлекая,
Не желая отдохнуть.
Я опять за ней, вприпрыжку,
А потом она за мной.
Позову еще мальчишку
Погоняться за волной!!
Целый день я этим занят.
Как считаете, друзья,
Кто быстрей из нас устанет, -
Море синее иль я???

Булганина Н.

На море барашки.
Их целое стадо!
И мама сказала:
- Купаться не надо.
Сижу на песочке
И думаю: - Все же
Они на барашков
Совсем не похожи.
Нет рожек у них
И не могут бодаться.
Тогда почему
Запрещают купаться?

Вера Ни Ка

Закричала волна: "Тону-у-у"
Собираясь идти ко дну...
Но другая волна нырнула
И на берег ее швырнула.

Волкова Н.

Волны

Здесь будет все: пережитое,
И то, чем я еще живу,
Мои стремленья и устои,
И виденное наяву.

Передо мною волны моря.
Их много. Им немыслим счет.
Их тьма. Они шумят в миноре.
Прибой, как вафли, их печет.

Весь берег, как скотом, исшмыган.
Их тьма, их выгнал небосвод.
Он их гуртом пустил на выгон
И лег за горкой на живот.

Гуртом, сворачиваясь в трубки,
Во весь разгон моей тоски
Ко мне бегут мои поступки,
Испытанного гребешки.

Их тьма, им нет числа и сметы,
Их смысл досель еще не полн,
Но все их сменою одето,
Как пенье моря пеной волн.

Здесь будет спор живых достоинств,
И их борьба, и их закат,
И то, чем дарит жаркий пояс
И чем умеренный богат.

И в тяжбе борющихся качеств
Займет по первенству куплет
За сверхъестественную зрячесть
Огромный берег Кобулет.

Обнявший, как поэт в работе,
Что в жизни порознь видно двум, —
Одним концом — ночное Поти,
Другим — светающий Батум.

Умеющий — так он всевидящ —
Унять, как временную блажь,
Любое, с чем к нему ни выйдешь,
Огромный восьмиверстный пляж.

Огромный пляж из голых галек,
На все глядящий без пелен
И зоркий, как глазной хрусталик,
Незастекленный небосклон.

Мне хочется домой, в огромность
Квартиры, наводящей грусть.
Войду, сниму пальто, опомнюсь,
Огнями улиц озарюсь.

Перегородок тонкоребрость
Пройду насквозь, пройду, как свет.
Пройду, как образ входит в образ
И как предмет сечет предмет.

Пускай пожизненность задачи,
Врастающей в заветы дней,
Зовется жизнию сидячей, —
И по такой, грущу по ней.

Опять знакомостью напева
Пахнут деревья и дома.
Опять направо и налево
Пойдет хозяйничать зима.

Опять к обеду на прогулке
Наступит темень, просто страсть.
Опять научит переулки
Охулки на руки не класть.

Опять повалят с неба взятки,
Опять укроет к утру вихрь
Осин подследственных десятки
Сукном сугробов снеговых.

Опять опавшей сердца мышцей
Услышу и вложу в слова,
Как ты ползешь и как дымишься,
Встаешь и строишься, Москва.

И я приму тебя, как упряжь,
Тех ради будущих безумств,
Что ты, как стих, меня зазубришь,
Как быль, запомнишь наизусть.

Здесь будет облик гор в покое.
Обман безмолвья, гул во рву;
Их тишь; стесненное, крутое
Волненье первых рандеву.

Светало. За Владикавказом
Чернело что-то. Тяжело
Шли тучи. Рассвело не разом.
Светало, но не рассвело.

Верст за шесть чувствовалась тяжесть
Обвившей выси темноты,
Хоть некоторые, куражась,
Старались скинуть хомуты.

Каким-то сном несло оттуда.
Как в печку вмазанный казан,
Горшком отравленного блюда
Внутри дымился Дагестан.

Он к нам катил свои вершины
И, черный сверху до подошв,
Так и рвался принять машину
Не в лязг кинжалов, так под дождь

В горах заваривалась каша.
За исполином исполин,
Один другого злей и краше,
Спирали выход из долин.

Зовите это как хотите,
Но все кругом одевший лес
Бежал, как повести развитье,
И сознавал свой интерес.

Он брал не фауной фазаньей,
Не сказочной осанкой скал, —
Он сам пленял, как описанье,
Он что-то знал и сообщал.

Он сам повествовал о плене
Вещей, вводимых не на час,
Он плыл отчетом поколений,
Служивших за сто лет до нас.

Шли дни, шли тучи, били зорю,
Седлали, повскакавши с тахт,
И — в горы рощами предгорья,
И вон из рощ, как этот тракт.

И сотни новых вслед за теми,
Тьмы крепостных и тьмы служак,
Тьмы ссыльных, — имена и семьи,
За родом род, за шагом шаг.

За годом год, за родом племя,
К горам во мгле, к горам под стать
Горянкам за чадрой в гареме,
За родом род, за пядью пядь.

И в неизбывное насилье
Колонны, шедшие извне,
На той войне черту вносили,
Не виданную на войне.

Чем движим был поток их? Тем ли,
Что кто-то посылал их в бой?
Или, влюбляясь в эту землю,
Он дальше влекся сам собой?

Страны не знали в Петербурге,
И злясь, как на сноху свекровь,
Жалели сына в глупой бурке
За чертову его любовь.

Она вселяла гнев в отчизне,
Как ревность в матери, — но тут
Овладевали ей, как жизнью,
Или как женщину берут.

Вот чем лесные дебри брали,
Когда на рубеже их царств
Предупрежденьем о Дарьяле
Со дна оврага вырос Ларс.

Все смолкло, сразу впав в немилость,
Все стало гулом: сосны, мгла...
Все громкой тишиной дымилось,
Как звон во все колокола.

Кругом толпились гор отроги,
И новые отроги гор
Входили молча по дороге
И уходили в коридор.

А в их толпе у парапета
Из-за угла, как пешеход,
Прошедший на рассвете Млеты,
Показывался небосвод.

Он дальше шел. Он шел отселе,
Как всякий шел. Он шел из мглы
Удушливых ушей ущелья —
Верблюдом сквозь ушко иглы.

Он шел с котомкой по дну балки,
Где кости круч и облака
Торчат, как палки катафалка,
И смотрят в клетку рудника.

На дне той клетки едким натром
Травится Терек, и руда
Орет пред всем амфитеатром
От боли, страха и стыда.

Он шел породой, бьющей настежь
Из преисподней на простор,
А эхо, как шоссейный мастер,
Сгребало в пропасть этот сор.

Уж замка тень росла из крика
Обретших слово, а в горах,
Как мамкой пуганый заика,
Мычал и таял Девдорах.

Мы были в Грузии. Помножим
Нужду на нежность, ад на рай,
Теплицу льдам возьмем подножьем,
И мы получим этот край.

И мы поймем, в сколь тонких дозах
С землей и небом входят в смесь
Успех, и труд, и долг, и воздух,
Чтоб вышел человек, как здесь.

Чтобы, сложившись средь бескормиц,
И поражений, и неволь,
Он стал образчиком, оформясь
Во что-то прочное, как соль.

Кавказ был весь как на ладони
И весь как смятая постель,
И лед голов синел бездонней
Тепла нагретых пропастей.

Туманный, не в своей тарелке,
Он правильно, как автомат,
Вздымал, как залпы перестрелки,
Злорадство ледяных громад.

И, в эту красоту уставясь
Глазами бравших край бригад,
Какую ощутил я зависть
К наглядности таких преград!

О, если б нам подобный случай,
И из времен, как сквозь туман,
На нас смотрел такой же кручей
Наш день, наш генеральный план!

Передо мною днем и ночью
Шагала бы его пята,
Он мял бы дождь моих пророчеств
Подошвой своего хребта.

Ни с кем не надо было б грызться.
Не заподозренный никем,
Я вместо жизни виршеписца
Повел бы жизнь самих поэм.

Ты рядом, даль социализма.
Ты скажешь — близь? Средь тесноты,
Во имя жизни, где сошлись мы, —
Переправляй, но только ты.

Ты куришься сквозь дым теорий,
Страна вне сплетен и клевет,
Как выход в свет и выход к морю,
И выход в Грузию из Млет.

Ты — край, где женщины в Путивле
Зегзицами не плачут впредь,
И я всей правдой их счастливлю,
И ей не надо прочь смотреть.

Где дышат рядом эти обе,
А крючья страсти не скрипят
И не дают в остатке дроби
К беде родившихся ребят.

Где я не получаю сдачи
Разменным бытом с бытия,
Но значу только то, что трачу,
А трачу все, что знаю я.

Где голос, посланный вдогонку
Необоримой новизне,
Весельем моего ребенка
Из будущего вторит мне.

Здесь будет все: пережитое
В предвиденьи и наяву,
И те, которых я не стою,
И то, за что средь них слыву.

И в шуме этих категорий
Займут по первенству куплет
Леса аджарского предгорья
У взморья белых Кобулет.

Еще ты здесь, и мне сказали,
Где ты сейчас и будешь в пять,
Я б мог застать тебя в курзале,
Чем даром языком трепать.

Ты б слушала и молодела,
Большая, смелая, своя,
О человеке у предела,
Которому не век судья.

Есть в опыте больших поэтов
Черты естественности той,
Что невозможно, их изведав,
Не кончить полной немотой.

В родстве со всем, что есть, уверясь
И знаясь с будущим в быту,
Нельзя не впасть к концу, как в ересь,
В неслыханную простоту.

Но мы пощажены не будем,
Когда ее не утаим.
Она всего нужнее людям,
Но сложное понятней им.

Октябрь, а солнце что твой август,
И снег, ожегший первый холм,
Усугубляет тугоплавкость
Катящихся, как вафли, волн.

Когда он платиной из тигля
Просвечивает сквозь листву,
Чернее лиственницы иглы, —
И снег ли то, по существу?

Он блещет снимком лунной ночи,
Рассматриваемой в обед,
И сообщает пошлость Сочи
Природе скромных Кобулет.

И все ж то знак: зима при дверях,
Почтим же лета эпилог.
Простимся с ним, пойдем на берег
И ноги окунем в белок.

Растет и крепнет ветра натиск,
Растут фигуры на ветру.
Растут и, кутаясь и пятясь,
Идут вдоль волн, как на смотру.

Обходят линию прибоя,
Уходят в пены перезвон,
И с ними, выгнувшись трубою,
Здоровается горизонт.

Борис Пастернак

< Стихи про корабль, корабли, кораблик   Стихи про берег >
Источник: http://chto-takoe-lyubov.net/stikhi-o-lyubvi/kollektsii-stikhov/10154-stixi-pro-volny


Поделись с друзьями



Рекомендуем посмотреть ещё:



Сто лекций с Дмитрием Быковым на телеканале ДОЖДЬ Когда китайский новый год поздравления


Стих маяковского а брал то я ее хорошей Абрау-Дюрсо - центр винного туризма Дороги мира
Стих маяковского а брал то я ее хорошей Дроздов Анатолий Федорович. Не плачь, орчанка!
Стих маяковского а брал то я ее хорошей Все стихи Марины Цветаевой на одной странице
Стих маяковского а брал то я ее хорошей Стихи про волны - Что такое любовь
Стих маяковского а брал то я ее хорошей Коллекция Р Старое Радио
Словарь паронимов Алпанские языки » Русско-лезгинский разговорник » Поздравление. Пожелание Как отправить музыкальную открытку бесплатно Красивые картинки со смыслом о жизни с надписями на ватсап Материнство Рельсы, рельсы, шпалы, шпалы Поздравления с 1 годиком девочке


ШОКИРУЮЩИЕ НОВОСТИ